Православный календарь

II Богословская конференция «Экзегетика и герменевтика Священного Писания»

II Богословская научная конференция
"ЭКЗЕГЕТИКА И ГЕРМЕНЕВТИКА СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ"

Дополнительные материалы

Отчет о конференции

22-23 ноября 2006 года в Московской православной духовной академии состоялась II Богословская научная конференция МДА «Экзегетика и герменевтика Священного Писания», организованная Кафедрой библеистики.

Ректор МДА архиепископ Верейский Евгений

Началась конференция со вступительного слова ректора Московской православной духовной академии, профессора архиепископа Верейского Евгения. Он отметил, что реформа духовного образования предполагает развитие научной деятельности духовных академий. Конференция по библейской экзегетике и герменевтике внесет вклад в научное изучение Священного Писания.

Далее ректор МДА архиепископ Евгений зачитал приветственное слово председателя Богословской синодальной комиссии РПЦ митрополита Минского и Слуцкого Филарета:

«Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему Евгению,
архиепископу Верейскому,
ректору Московской духовной академии.

Ваше Высокопреосвященство,

Поздравляю Вас с открытием научной конференции Московской духовной академии «Святоотеческая экзегетика Священного Писания». Пользуясь случаем, обращаюсь со словами сердечного приветствия ко всем ее докладчикам и участникам. Полагаю, что и проведение данной конференции весьма значимо как для богословской мысли, так и для духовного образования Русской Православной Церкви.

Не секрет, что разгром русской церковной науки, имевший место после 1917 г., в наибольшей степени сказался на библейских исследованиях. Проведение настоящего форума отрадно, поскольку оно свидетельствует о том, что библейские исследования Русской Православной Церкви успешно восстанавливаются и развиваются.

Но конференция, организованная трудами Кафедры библеистики МДА, говорит и о том, что реформа духовной школы дает свои вполне ощутимые плоды. Уверен, данная конференция, став регулярной и традиционой, займет достойное место в календаре научных событий Русской Православной Церкви.

Молитвенно желаю благословенных успехов и помощи Божией всем участникам конференции «Святоотеческая экзегетика Священного Писания» в предстоящих трудах.

+Филарет,
митрополит Минский и Слуцкий,
патриарший экзарх всея Беларуси,
председатель Синодальной богословской комиссии».

Затем с приветственным словом выступил заведующий Кафедрой Священного Писания Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета протоиерей Алексий Емельянов. Он подчеркнул, что после долгого периода гонений на Церковь в XX веке стоит задача возрождения русской библейской науки. Конференция будет способствовать развитию библейской школы в России.

С приветсвенным словом к собравшимся обратился также заведующий Кафедрой библеистики МДА доцент протоиерей Леонид Грилихес. Он сказал о том, что в прошлом году конференция была посвящена святоотеческой экзегезе. Однако при подготовке нынешней конференции стало ясно, что необходимо расширить тематику: коснуться и филологии, и археологии, и литургики, сохраняя при этом интерес к патрологии. Все это позволит не только рассмотреть разные стороны библейских исследований, но и лучше понять место и значение святоотеческой экзегезы.

Игумен Дионисий (Шленов)

С первым докладом на тему "За мною грядущий": к вопросу об экзегезе Ин 1:30 в контексте христологических споров" (см.  Сборник докладов) выступил преподаватель МДА, заведующий Греко-латинским кабинетом МДА игумен Дионисий (Шленов). Он привел сведения о том, кто из церковных авторов и каким образом толковали указанный стих Евангелия от Иоанна ("Сей есть, о Котором я сказал: за мной идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня"). Толкование Ин. 1,30 содержится прежде всего у тех схолиастов, которые комментировали и истолковывали Евангелие от Иоанна - у Оригена, Аполинария Лаодикийского, Феодора Мопсуэстийского, св. Иоанна Златоустого, св. Кирила Александрийского, в некоторых катенах. Другая группа памятников - это соборные акты (III, IV Вс. соборы), а также полемическая письменность.

Далее докладчик раскрыл экзегетическую полемику вокруг Ин. 1:30 в периоды христологических споров. Ориген, Аполинарий, Златоуст, Кирилл Александрийский толковали этот стих духовно. Согласно толкованию Оригена данные слова обозначают то, что «человек Сына Божия, соединенный с Его Божеством, старше, чем рождение от Марии».Ориген под первой частью данных слов подразумевает человечество Христа, а под второй - Божество. У свт. Кирилла Александрийского происходит углубление богословского смысла в понимании Ин. 1:30. Несовершенство и медлительность Того, Кто шествовал сзади, оказываются только кажущимися. Сокрытые ото всех, включая св. Иоанна Предтечу, честь и слава Христа становятся явными и очевидными после Его крещения. В контексте антинесторианской полемики на 3 Вс. соборе со ссылкой на Ин. 1:30 опровергался взгляд, согласно которому Христос «как ставший впереди» обладал большей славой, чем «шедший сзади». В контексте антимонофизитской полемики отцы IV Вселенского собора предложили следующую трактовку: «И показав одно лицо, он (св. Иоанн Предтеча) изложил как то, так и другое: Божественное и человеческое. Ибо человеческое - и «муж», и «идет», а Божественное - «стал впереди меня, потому что Он был прежде меня». Однако он не иного знал, сзади идущего, и другого, ставшего впереди, но Того же Самого знал - предвечного как Бога, а человека как рожденного от Девы».

Протоиерей Леонид Грилихес

В докладе "Евангельская проповедь и литература раннего иудаизма" (см.  Сборник докладов) заведующего Кафедрой библеистики МДА протоиерея Леонида Грилихеса автор остановился на некоторых проблемах, которые встали перед ним в ходе работы над семитскими реконструкциями Евангелий. Последние исследования показали, что иврит (на ряду с арамейским) сохранялся в качестве разговорного языка если не по всей Палестине, то по крайней мере в Иудее еще во II в по Р.Х. (Фицмайер, Карминьяк, Сегаль.) На это указывают так же и некоторые внутренние свидетельства, т.е. свидетельства, почерпнутые из самих Евангелий.

Отношение Евангелий к текстам Ветхого Завета достаточно хорошо изучены, но здесь с необходимостью встает новая и гораздо менее разработанная проблема. Очевидно, что еврейская литература конца Второго Храма, формирующая т.н. «фоновое знание», не ограничивалась только Священным Писанием. Существовали хорошо известные и весьма популярные апокрифы. Кроме этого необходимо учитывать фольклор, внебиблейскую идиоматику, устное предание, известные изречения различных религиозных авторитетов, афоризмы и т.п. Правомочен вопрос: в какой мере и каким образом мог использовать Господь весь этот внебиблейский языковой материал при создании образного строя Своих поучений и притч?

Сергей Александрович Степанцов

На целом ряде примеров докладчик показал ряд совпадений и заимствований, заметив при этом, что для сторонников исторического развития христианства подобного рода примеры служат поводом к отрицанию уникальности евангельского учения. Но они не замечают, что очень часто Господь использует арсенал «фонового знания», включающий хрестоматийные сравнения, идиомы, словесные штампы и т.д., на правах своего рода «макролексем», вкладывая в них новое, отвечающее духу Его проповеди звучание. Однако как правило Спаситель вкладывает в известные изречения иной, порой противоположный смысл. Были приведены примеры такого рода.

В докладе сотрудника РАН и преподавателя МДА Сергея Александровича Степанцова "Разрешение противоречий 1 послания св. ап. и евангелиста Иоанна Богослова в истолковании блаженного Августина" было отмечено, что экзегетические приемы блаж. Августина трудно охарактеризовать в целом.Много материала у него посвящено согласованию мнимых противоречий в Священном Писании. Докладчик привел ряд примеров такого рода, относящихся к 1 посланию св. ап. и евангелиста Иоанна Богослова.

Андрей Сергеевич Десницкий

Доклад сотрудника Института перевода Библии Андрея Сергеевича Десницкого был посвящен теме "Сыны Божии: люди или духи? (Быт. 6:1-4)" (см.  Сборник докладов). Уже в древности существовало 2 основных подхода в понимании вырежения "сыны Божии". У Филона Александрийского, Иосифа Флавия, а также в апокрифах - кн. Юбилеев, Еноха, а позже у св. Иустина Философа, Афинагора, прот. А. Меня и в современных западных переводах под этим выражением понимаются ангелы, всерхъестественные существа. Свт. Иоанн Златоуст, многие св. отцы и учители Церкви, а также средневековые раввины были против понимания того, что ангелы сошли до сожительства с женами. По мнению св. отцов, "сыны Божии" – потомки Сифа, а "дочери человеческие" – потомки Каина. Причина осуждения этих браков Библией - в том, что они были порождены похотью. По мнению раввинов, "сыны Божии" – знатные, могущественные люди, которые устравивали брак, совершая насилие.

Сам докладчик выразил симпатию в пользу первого толкования. По его мнению, толкование Св. Писания зависит от аудитории, которое его читает, от понимания ею окружающего мира. Ангельская теория вполне могла возникнуть в древнем мире, где было распространео язычество. Однако она не соотвествует христианским богословским представлениям.

Диакон Михаил Желтов

Преподаватель ПСТГУ диакон Михаил Желтов сделал доклад на тему "Библейские темы в молитвах православного чинопоследования венчания Таинства брака". Он отметил, что сейчас широко распространена точка зрения прот. И. Мейендорф, выраженная в его книге "Брак в православии": чин венчания отделяется от Литургии только при Льве Мудром. Однако позже прот. И. Мейендорф отказался от этой точки зрения. Задолго до императора Льва встречаются брачные чины.

На христианский брачный чин оказали влияние как иудейская ветхозаветная традиция, так и античная. У иудеев в Ветхом Завете важно было обручение, выплата денег или служба для родителей невесты. Получение невесты взамен за что-то. Жених или невеста при передаче брачных даров могли не присутствовать: они считались женатыми, хотя могли вместе и не жить. Брачнй сговор и пир могли быть единственными обрядами бракосочетания. Но бывали и брачные пиры. В пророческих книгах описано особое брачное одеяние. Участие священников и левитов было необязательно. Позже брачный иудейский чин стал состоять из 2 частей: обручение и брак. Обручение сохранило древний обычай дарить монету (выкуп). Потом мледовали молитва, благословение и брачный пир. Античные церемонии не обязывали непременно передавать дары от жениха к невесте – могло быть и так, и наоборот (признак равноправия). Использовались особые одежды. Невеста приводилась в дом жениха.

Юрий Анатольевич Шичалин

В ранней Церкви брак понимается как святыня – вопреки тем, кто думал, что брак является грехом. Климент Александрийский : брак - не грех, т.к. при вступлении в брак молодожены "приобщается нетлению" - т.е. приступают ко святому причастию. Свт.Григорий Богослов уже приглашается возглавить брачные обряды. К 4-5 векам относится описание брачных чинов: молитва, благословение, причащения, а также те античные обряды, которые не противоречили христианским понятиям.

Доктор философских наук, сотрудник Института философии РАН Юрий Анатольевич Шичалин посвятил доклад теме "Отклики на библейские тексты в позднеантичном платонизме". Он рассмотрел, с одной стороны, критику христианских текстов у поздних платоников, с другой стороны - порпытку полнейшего игнорирования и замалчивания христианства в последующую эпоху. И первое, и второе в конкретных исторических условиях было свидетельством серьезного отношения к христианству.

В докладе были рассмотрены также конкретные приемы позднеантичной платонической экзегезы.

Джованна Парравичини

После обеда в первый день состоялся семинар, посвященный вопросу «Библия и иконография». прозвучало два доклада, сопровождавшихся показом фотографий.

В первом докладе "Интерпретация образа Софии Премудрости Божией из книги Притч в византийском искусстве" преподаватель МДА Елена Луковникова рассказала об эволюции этого иконографического образа и его значении (как правило он аллегорически указывал на Иисуса Христа).

Преподаватель Минской православной духовной академии и сотрудник "Христианской России" Джованна Парравичини в докладе "Библейские сюжеты в иконографии римских катакомб" рассказала об использовавшихся в катакаомбах христианских символах и развитии ряда иконографических типов. На ряде примеров было показано, что первые христиане нередко использовали символы античного искусства (добрый пастырь, феникс, Орфей), однако придавали им свой, оригинальный смысл. Целый ряд иконографических приемов, примененных в катакомбах, стал впоследствии традиционным для церковной иконографии.

Павел Кириллович Доброцветов

Второй день конференции начался с доклада преподавателя МДА Павла Кирилловича Доброцветова "Экзегеза Священного Писания в произведении прп. Максима Исповедника "Вопросы и затруднения" (см.  Сборник докладов). В произведении «Вопросы и затруднения» у прп. Максима преимущественно толкуется Ветхий Завет. До него Ветхий Завет, как утративший свою актуальность, толковался христианскими экзегетами, как правило, типологически. Прп. Максим переносит акцент с типологического толкования на нравственно-аскетическое, которое является одной из форма аллегорического толкования.

Например, аскетическую схему борьбы со грехом (сначала удаляться от греха на деле, потом - от мысленного согласия на грех, и, наконец, даже не допускать вражеских прилогов) он усматривает в системе еврейских праздников: субботы, субботнего года и юбилейного года.

Сотрудник Института перевода Библии Алексей Борисович Сомов в докладе "Интерпретация Лк. 20:34-36 в контексте иудейских представлений об ангелах и богосыновстве" (см.  Сборник докладов) дал характеристику саддукеев и фарисеев, их учения и противостояния. Саддукеи, отрицая воскресения, отрицали и существование ангелов, которые были связаны с посмертным состоянием человека. Но все же существовали несаддукейские представления о том, что праведник после смерти так или иначе соотносится с ангелами.

Алексей Борисович Сомов

В ветхоаветных апокрифах даже имеются представления о том, что Адам до грехопадения был ангелом, намеки на возможность взаимного превращения людей в ангелов и наоборот. Новозаветные гностические представления содержат мысль о Христе как Ангеле. Так что можно предположить, что иудейские представления позднего Второго храма допускали, что праведник послед смерти мог стать ангелом, т.е. перейти на иной уровень бытия, хотя доказать это трудно.

Богосыновство – древнее понятие, прилагавшееся к существам, принадлежащим небесной сфере. В LXX понятие «сыны Божии» отождествляется с ангелами. Но также «сыны Божии» употребляется и в отношении к народу Израилеву. В ряде текстов периода позднего Второго храма имеется мысль: до грехопадения человек имел бессмертие, сравнимое с ангельским. Богосыновство начинает мыслиться, как спасение от смерти, бессмертие, что свойственно только Богу.

Преподаватель МДА, секретарь Кафедры библеистики МДА священник Александр Тимофеев посвятил доклад вопросу "Типологическая интерпретация книги Исход в святоотеческой письменности". Он отметил, что в 20 веке возникла новая волная интереса к типологическому толкованию, прежде всего - как реакция на бультмановскую экзегезу. Римо-католические экзегеты предложили термин sensus plenium, который предполагает, что в библейском тексте заложен и буквальный, и духовный смысл.

Cвященник Александр Тимофеев

Далее докладчик поднял вопрос о соотношнеии аллегорического и типологического толкования. Крайности аллегорического метода в православной литературе вызывают справедливые нареания. Прот. Г. Флоровский мысленно полемизирует с Оригеном: у Оригена история представлена как цепь символов, но символов, мыслимых лишь как "указатели" на иную реальность. Поэтому задача Оригена как экзегета – разорвать цепь исторических событий.

Но само применение символа регулярно у св. отцов. Однако у них символ коренным образом отличается от знака-аллегории. Знак-аллегория лишен конкретного содержания, зависит от произвола толкователя. В то время как символическая типология определяется как ходом израильской истории, так и особенностями текста Священного Писания. Поэтому коренным образом различают типологическое и аллегорическое толкование. И когда церковные авторы пользуются аллегорией (например, свт. Григорий Нисский) они отдают себе в этом отчет.

Докладчик привел ряд примеров типологического толкования книги Исход в святоотеческой традиции, подкрепленных цитатами из отеческих творений.

Петр Борисович Михайлов

Преподаватель ПСТГУ Петр Борисович Михайлов сделал доклад "Библейский и патристический комментарий: смена предмета экзегезы". Он отметил, что церковные авторы золотого века святоотеческой письменности использвали схему античной классификации наук (этика, физика и метафизика / богословие) при толковании разных книг Священного Писания, особенно трилогии Соломона (Кирилл Александрийский, Ориген и др.). Эта схема использовалась и для изложения аскетического материала (авва Евагрий и др.), и для построения богословской системы (прп. Иоанн Дамаскин).

Преподаватель МДА и СПбДА священник Димитрий Юревич посвятил доклад теме "Обрядовые постановления Моисеева закона: их историческое значение и типологическое толкование в святоотеческой традиции" (см.  Сборник докладов). Докладчик указал на проблему современных научных исследований Библии в России: отсутствие у многих исследователей понимания основных методов толкования, традиционно использовавшихся толкователями Православной Церкви, а также границ применения этих методов. Горьким результатом этой герменевтической неграмотности становится в лучшем случае неразбериха в терминах, при которых толкователь не умеет отличать аллегорию от типологии, типологию от феории, а в худшем – герменевтический релятивизм, ставящий извлечение смысла Священного Писания в зависимость от внешних случайных обстоятельств: например, от уровня образованности читателей, их социального положения и исторически-культурного окружения.

Cвященник Димитрий Юревич

Для решения указанной проблемы автор доклада репредложил воспользоваться опытом систематизации церковной и святоотеческой герменевтики Св. Писания, содержащимся в трудах профессора МДА И.Н. Корсунского. Основных методов толкования Священного Писания Ветхого Завета в православной Церкви И.Н. Корсунский выделяет два: буквально-исторический и типологический. Задача первого метода - раскрыть буквальный смысл Писания, т.е. тот непосредственный смысл, который был понятен современникам священных авторов. Типологический метод рассматривает события, лица и предметы библейской ветхозаветной истории как прообразы новозаветных событий, лиц и предметов; при этом признается историческая достоверность ветхозаветных событий.

Аллегорическое толкование, при котором события и лица ветхозаветной - а иногда и новозаветной - истории символически рассматриваются как образы понятий и законов духовной жизни, И.Н. Корсунский относил к вспомогательным методам, имевшим цель нравственного наставления слушателей.

Всестороннее и глубокое применение буквально-исторического метода приводит к мысли о том, что существует некоторая незавершенность, неполнота в исторической жизни ветхозаветного Израиля. Историко-филологическое толкование подводит вплотную к толкованию типологическому. Поэтому святоотеческие комментарии не являются «сменой парадигм» или «подменой смыслов», но рассчитаны на уже подготовленного в историческом плане читателя. Докладчик проиллюстрировал это на примере обрядового закона Моисея, касающегося жертвоприношений, предложив его буквально-историческое толкование (с учетом современных знаний), а затем - святоотеческое типологическое.

Преподаватель МДА и ПСТГУ, сотрудник ЦНЦ "Православная энциклопедия" Александр Анатольевич Ткаченко предложил доклад на тему "Толкование пророчества о колене Дановом в межзаветный период и в святоотеческой литературе".

Александр Анатольевич Ткаченко

Дан - пятый сын Иакова, родоначальник одного из 12 колен Израилевых. Современные исследователи считают, что имя Дан является сокращенным от Даниил - «Божий суд». Колено Даново находилось в сложных обстоятельствах в силу территориального положения: колено вступало в многочисленные войны. Археологические подтверждения идолопоклонства у евреев (маццебот) были найдены именно на территории колена Данова. Постепенно отношение к колену стало негативным: в книгах Параллипоменон в текстах, совпадающих с книгой Чисел, отсутствует имя Дана. Также и в переводе LXX есть текстологические расхождения с масоретским текстом, которые позволяют предположить корректуру с намерением избавиться в некоторых эпизодах от связи с коленом Дановым.

В межзаветную эпоху негативное отношение сохраняется: Димитрий Хронограф (кон. 3-нач. 2 в. до Р.Х.) при перечислении 12 колен заменяет имя Дана другим именем. У Иосифа Флавия: Дан и Гад - союзники фараона и враждовали против Иосифа.

Пророчества о колене Дановом находятся в 49 главе Бытия и во Второзаконии (пророчество Моисея). Тексты получили массу толкований как в раввинистической традиции, так и в святоотеческой. Святоотеческое понимание: эти пророчества исторически уже исполнилось (на Сампсоне и т.д.). Но и в христианской, и в раввинистической традиции эти пророчества имели также мессианкий оттенок. Прп. Ефрем Сирин: пророчество о Дане - это пророчество о Христе-Судии мира. Образ змеи или аспида толкуется в положительном смысле - как змей, вознесенный в пустыне. В раввинистической литературе встречается мнение, что мать Мессии будет из колена Данова – т.к. в книги Быт Дан назван львом. Следовательно, Мессия будет потомком Давидова из колена Иудова и Данова.

Но: свтт. Ириней Лионский, Ипполит Римский, Амвросий Медиоланский, блаж. Феодорит Кирский, свт. Григорий Великий, прп. Анастасий Синаит думали, что антихрист придет из колена Данова. Почему? При всем многообразии представлений о грядущем Мессии в межзаветныый период нет представлений об антимессии. Эта фигура появляется только в новозаветных текстах, но и там не говорится, откуда придет антихрист. Первый, кто об этом говорит - свт. Ириней Лионский.

В начале II века при бар Кохбе мессианские воззрения иудеев выкристаллизовались: Мессия соберет рассеяние Израиля, восстановит Храм, поразит язычников. Возможно, в христианстве образ антихриста стал зеркальным отражением мессианских ожиданий евреев.

Участники конференции - 1-й день

После обеда был зачитан доклад отсутствовавшего по причине болезни профессора МДА доктора богословия Алексея Ивановича Сидорова "Основные тенденции развития и характерные черты древнехристианской и ранневизантийской экзегезы (II – начало VIII вв.)" (см.  Сборник докладов). Доклад носил концептуальный характер.

Первая часть доклада была посвящена становлению древнецерковного толкования Священного Писания. Предание Церкви не только является в христианстве неотделимым от Писания и органически сросшимся с ним, но и бывает часто шире Писания. Поскольку же средоточие Священного Предания составляют творения святых отцов и учителей Церкви, то очевидно, что понимание Священного Писания немыслимо вне святоотеческой экзегезы. А сама эта экзегеза органично вырастает из новозаветного толкования Ветхого Завета, сутью которого является учение о воплотившемся Боге Слове, определившее собою многие существенные черты христианского видения Ветхого Завета.

В "Дидахи" Священное Писание предстает как руководство к жизни; им измеряется и им определяется все житие каждого христианина. Данная интуиция прослеживается и во многих произведениях святых отцов.

Вера в богодухновенность Священного Писания пронизывала все святоотеческие творения с самого зарождения патристической литературы. В разные периоды святоотеческой письменности акцентировались различные аспекты этого учения о богодухновенности. Отличительной особенностью мужей апостольских в данном плане можно считать то, что они наиболее решительно учат о Божественном влиянии, сверхестестественном воздействии на св. авторов книг, но совершенно умалчивают об участии их естественных способностей и сил. Причина в том, что апологетам II в. приходилось преимущественно убеждать язычников в богодухновенности авторов Священного Писания, а также настаивать на божественном происхождении христианства. Восприятие Священного Писания как живого Слова Божия открывало путь к молитвенному диалогу либо с Самим Богом, либо с кем-либо из богодухновенных авторов Писания.

На первоначальной стадии развития древнецерковной письменности наблюдается и то глубокое убеждение, определившее всю последующую православную экзегезу, что толкование Писания не есть дело только интеллектуальных усилий человека, а представляет собою в первую очередь дар Божий человеку. Об этой «благодати понимания» говорит уже св. Иустин Философ и Мученик, затем - свт. Ириней Лионский. Свт. Иринеем формулируется и еще один фундаментальный принцип всего святоотеческого подхода к Священному Писанию – принцип экзегетического смирения или смиренномудрия.

Но «главный замок» экзегетики открывается другим ключом - церковностью толкования. "Где истинная вера, там истинное Писание, там и истинное толкование его. Истинная вера - только в Церкви, а потому познания истины нельзя отделять от церковной жизни" (свщмч. Иларион (Троицкий)). Постулат, что вне Церкви невозможно никакое истинное понимание и истолкование Писания является стержнем всей последующей святоотеческой экзегезы.

Далее в докладе были отражены основные особенности толкования в святоотеческих школах - александрийской и антиохийской, а также освящено завершение «классического» этапа в развитии древнецерковной экзегезы: толкование прп. Максима Исповедника и прп. Иоанна Дамаскина.

Второй день работы форума завершился коротким заключительным словом протоиерея Леонида Грилихеса. Проводилась конференция при поддержке Фонда "Серафим". Председатель Фонда Сергей Тихонович Бадиков участвовал в качестве слушателя в течение обоих дней рыботы конференции.

Соб. инф. редактора сайта
При использовании материалов
ссылка на сайт обязательна